07.10.2021 14:09

«Это было на Кубани» Громкое чтение Иван Дроздов «Катя – лётчица».

9 октября 1943 года Кубань была освобождена от немецко-фашистских захватчиков. Память о войне хранится в книгах. Сегодня  я познакомлю вас с повестью Ивана Дроздова «Катя-лётчица». Вы можете прослушать книгу пройдя по ссылке  https://youtu.be/utiQbMyytcY или прочитать самостоятельно.

1. Недалеко от станции Тихорецкая, расположился полк ночных лёгких бомбардировщиков. Полк небольшой, самолёты все маленькие, фанерные, У-2 назывались. Даже в то время эти самолёты несерьёзными казались. В полку служили одни девушки и   поэтому некоторые военные начальники неохотно давали важные задания маленьким самолётам.

- Конечно, конечно, - говорил генерал, - девушки у нас все хорошие, все на подбор, но… всё-таки девушки!

    Но однажды командующий сам пожаловал в женский авиационный полк. Принял рапорт командира и стал обходить строй девушек. Ходит взад-вперёд и всматривается в лица. Любо ему смотреть на девчат в военной форме. У многих на гимнастёрках боевые награды. Смотрит он и видит знакомое лицо. Такое знакомое, такое родное, что сердце генерала радостно забилось. "Доченька моя, Катя - ты ли это?" А Катя тоже смотрит на генерала и улыбается. Так они и встретились - Катя - лётчица и генерал, командующий армией.

  2.  И вот какая история однажды произошла.

 Вручили генералу секретный пакет. Прочёл он его и крепко задумался. В секретном пакете сообщалось о готовящемся   большом наступлении противника. Генерал подошёл к окну и посмотрел в ночь. Ему представилось, как из Германии на Кубань бегут по железным дорогам поезда с танками и пушками, как фашистские дивизии рвутся  к Северному Кавказу. А команды им поступают из станицы Малиновки, от старого немецкого генерала.

  Долго думал командующий: "Как разгромить штаб  фашистской армии?".

    3. Катю разбудили ночью. Она явилась в штаб полка.  Женщина-майор со звездой Героя на гимнастёрке, сказала:

- Любишь летать  над самой землёй?

- Так точно, товарищ майор! - отвечает лётчица.

- А ты сможешь над стволами вражеских зениток пролететь?

- Да, товарищ майор! - говорит Катя.

- Ну, так слушай боевое задание.

    Облака побежали навстречу крыльям.  К станице она подлетела незамеченная. Ветер относил в сторону звуки мотора, ласковые тучки закрывали самолёт от взгляда часовых и дозорных. О зенитчиках Катя старалась не думать. Вот и Малиновка.

 

 4. Катя перешла на бреющий полёт. Полетела низко-низко над лесом. Поискала взглядом двухэтажную школу. В школе располагался штаб немецкой армии.

   Со свистом полетела первая бомба, за ней втора. И в следующую минуту над крышей школы блеснул огонь и  пламя. Хотела Катя ударить по фашистам из пулемёта, да видит: бегут со стороны леса какие-то люди, стреляют по фашистам из автоматов, швыряют в них гранаты. Включила на полный газ мотор, понеслась над крышами Малиновки. В этот момент ударили зенитки.

     И Катя улетела бы невредимой, но на беду под самым крылом оказалась вражеская пушка. Видела лётчица, как с земли полоснуло лезвие огня, и в тот же момент мотор самолёта захлебнулся и машина, клюнув носом, повалилась на  стену чёрного лес.

 

 5.  Катя зачертила колёсами по свежей осенней пашне. Лес был совсем близко. Она уже направилась к лесу, но как раз в этот момент, раздался голос:

- Дяденька, ты чей?

Она сильно испугалась. Выхватила из кобуры пистолет и  спросила:

- Кто тут?

 Из леса вышел мальчик.

 - Ты лётчица? - спросил мальчуган.

Раздался шорох ветвей, и на этот раз тишину нарушил басовитый простуженный голос мужчины:

- Эй, лётчик, ходи сюда! Свои мы, партизаны! Вот тебе мальчонка. Он тебя проводит до штабной землянки, а я пошёл. – Он двинулся через пашню в сторону Малиновки. Там раздавались выстрелы, рвались гранаты.

  - А это вы, тётенька, бомбы бросали?

- Я бомбила, да меня тоже подшибли.

Катя показала на самолёт.

- Не горюйте, тётя. У нас в отряде есть самолётный механик, он вам живо мотор наладит.

 

 6. Продираясь почаще леса, мальчик шагал уверенно и быстро.

 - Скажи-ка мне, пожалуйста, как тебя зовут, и чей ты будешь такой?

- Василь Бурмистров. Мой папа на фронте, а мы тут с сестрой - Леной.

Катя положила ему руку на плечо и пошла рядом.

- А Лена где? Она тоже с тобой в отряде?

- Лена - командир группы. Она там… - Василёк показал рукой в сторону Малиновки.

Они шли долго. - Вот наш лагерь. А здесь - штаб!

 Вошли в палатку, Василёк стал растапливать стоявшую в углу чугунную печурку. Катя присела, чутко прислушиваясь к шорохам из леса. Бой в Малиновке продолжался. Сражалась там, в бою и Лена. За неё тревожился Василёк. Не было у него матери, где-то далеко на фронте воевал отец.

7. Возле палатки  раздался мужской голос:

 - Что с вашим самолётом? Может, починить можно? - спросил бывший механик. Они побежали к самолёту.  Лётчица светила фонарём, а механик осматривал машину.

- Бензотрубу осколком снаряда перебило! -  закричал механик.

Он быстро починил трубку, и партизаны выкатили самолёт на ровную площадку. Катя смело пошла на взлёт. Опасно было лететь на рассвете, но приказ есть приказ. Катя летела над лесом, летела так низко, что крыльями едва не задевала верхушки деревьев. Везде её подстерегали зенитки. Ударили они во все стволы. Словно град, полетели со всех сторон осколки! Слышит Катя, что-то в бок её толкнуло, и дышать стало трудно, однако, с курса не сошла, продолжала лететь. Под меховой курткой стало мокро и липко. Кровь - поняла Катя! Не помнила Катя, как пересекла линию фронта. Голова у неё кружилась. Дышать было тяжело и  больно.  

Аэродром увидела неожиданно. "Ну вот, - сказала себе Катя, - я и дома". Она слышала чьи-то голоса, кто-то подхватил её на руки…

Катя лежала в санчасти. Полковой врач перевязывал ей раны.

 

8.  Командующий сидел в старом кресле у фронтовой карты. Под утро пришёл офицер, подал пакет. Быстро пробежал скудные строчки докладной записки: "Задание штаба армии выполнено. Лётчица ранена…"

Потом читал и перечитывал письмо дочери: "…Мне теперь хорошо… я скоро поправлюсь".

- Ах, дочка, дочка. И тебя война не пощадила.

 Генерал, стоял у окна и  смотрел в ту сторону, где у самого горизонта чернел лес. Чудился ему могучий рокот самолёта, и разрывы бомб, и Катя, его смелая, ненаглядная Катя, продолжала поединок с врагом.